Saudi Aramco не в состоянии заставить других плясать под свою дудку

Оценку энергетической компании нельзя спроектировать подобно добыче нефти

Наследный принц Мухаммед бен Салман обычно добивается своего в Саудовской Аравии, поэтому в субботу, когда группа инвестиционных банкиров отвергла его пожелания, настроение в Эр-Рияде, наверно, было далеко не радостным. Он хотел, чтобы оценка Saudi Aramco, крупнейшей нефтяной компании в мире, составила в ходе первичного размещения акций $2 трлн, но они придерживаются иного мнения.

Принц по-прежнему управляет страной, а Ясир Аль-Румайян, председатель Saudi Aramco и глава суверенного фонда благосостояния королевства, в ответ отказался от планов по международному IPO в пользу размещения акций на местном рынке. Скорее всего, Saudi Aramco будет оценена в $1.7 трлн, но мечты принца о том, что IPO будет символизировать доступность его страны для всего мира, развеялись.

Это важный момент не только для Саудовской Аравии и наследного принца, но и для инвесторов. После несостоявшегося IPO сети коворкингов WeWork, это еще один пример того, что публичные акционеры не согласны с завышенными оценками частных владельцев. Компании добились успеха, заставив биржи конкурировать за их листинг и получив высокие оценки со стороны инвестиционных институтов, но настроения изменились.

Связь между Saudi Aramco и WeWork

Saudi Aramco сильно отличается от WeWork, как компании. Бурение нефтегазовых месторождений и переработка топлива — это настолько надежный и прибыльный бизнес, что он привлек бы любого инвестора, даже если сегодня перспективы ископаемого топлива не столь оптимистичны. Saudi Aramco обладает крупнейшими запасами нефти и тратит на добычу нефти меньше, чем любой западный энергетический гигант. Она будет процветать даже в случае сокращения объемов углерода.

Кроме того, в компании эффективное руководство, учитывая возможную коррупцию и инсайдерские сделки в государственной энергетической монополии. Банкиры, которые отклонили предложенную принцем стоимость, восхищаются инженерными достижениями компании, которая была основана в 1933 году как дочернее предприятие Standard Oil of California. Когда добыча была приостановлена из-за атаки беспилотников в сентябре, она смогла быстро восстановить работу.

Но между Saudi Aramco и WeWork прослеживается и другая связь. Саудовский суверенный фонд благосостояния Public Investment Fund (PIF) инвестировал $45 млрд в фонд Softbank Vision в 2016 году. A фонд Vision, в свою очередь, поддержал группу WeWork и ее дискредитированного основателя Адама Неймана, при этом SoftBank пришлось выделить $9.5 млрд на спасение WeWork после провала IPO.

Ресурсы королевства были направлены на другие успешные высокотехнологичные проекты. Аль-Румайян, которого наследный принц назначил ответственным за IPO Saudi Aramco в сентябре, является директором SoftBank, а также сервиса совместных поездок Uber, поддерживаемого SoftBank. Фонд PIF взял на себя большие инвестиционные риски, чем центральный банк Валютного управления Саудовской Аравии.

Цель — реализовать план принца Vision 2030, чтобы уменьшить зависимость королевства от одной отрасли — по сути, одной компании — и диверсифицировать экономику. В какой-то момент казалось, что в ходе IPO удастся привлечь до $100 млрд, а не $25 млрд, которые, вероятно, позволит получить внутренний листинг на бирже Tadawul. Продажа всего 1.5% акций компании — это лишь внутренняя проба пера, а не глобальная революция.

Наследного принца и господина аль-Румайяна можно простить за то, что они верили, что все будут им подчиняться. Принц — монарх, а у Аль-Румайяна есть миллиарды, которые он может инвестировать, что является финансовым эквивалентом королевской власти. Он и Масаеси Сон, основатель SoftBank, придерживаются следующего подхода к инвестированию: если ты — лидер и у тебя есть миллиарды, то волна денег обязательно сметет с пути всех остальных.

Это не сработало в случае с Saudi Aramco.

«Они были зациклены на одной цене, и то же самое происходит в монархии, если самый главный чего-то хочет. Но я уважаю их за то, что они продолжают оставаться на плаву», — говорит один банкир.

«Это вызывает разочарование, — говорит другой. Они как дети, которые не хотят делиться игрушками».

Международному IPO быть

Несмотря на отмену презентаций для инвесторов в США, Европе и Азии для выпуска на свободный рынок, международное IPO все же может произойти. На это рассчитывают банки, которые вливали ресурсы в лоббирование и предоставили $11 млрд PIF, чтобы заполнить дыру, образовавшуюся из-за отказа от первоначальных планов. Если компания успешно разместит акции в Саудовской Аравии, за этим может последовать и международный листинг.

Для этого нужно обеспечить прозрачную работу Tadawul и установить для Saudi Aramco такую цену, которой доверяют глобальные инвесторы. Один банкир сравнивает внутренний листинг, в рамках которого гражданам выделяется треть акций, с приватизацией British Gas в 1986 году и ее маркетинговой кампанией Tell Sid для розничных инвесторов.

Но определение цены не похоже на открытие нефтяного месторождения: правительства не могут проектировать подобные процессы. Члены правящих семей королевства были задержаны в отеле Ritz-Carlton в Эр-Рияде в 2017 году в ходе расследования случаев коррупции, и некоторые из них позже заявили, что должны были купить акции в ходе IPO.

Первоначальный замысел IPO Saudi Aramco заключался в том, что IPO не только откроет доступ к самой дорогой компании в мире, но и сделает королевство более либеральным и прозрачным. «Он откроет Саудовскую Аравию миру», — обещали плакаты, развешенные во время международных визитов принца. Оказывается, это не совсем так.

Источник: Источник

Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.